?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: животные

"В рассказе "Однорукий" есть словосочетание "обаяние побежденных". В этом - обаяние Теннесси Уильямса. Во времена, когда социальность одушевляла даже экзистенциалистов, Теннесси Уильямс сказал: "Ад - это мы сами", - резко и убедительно возражая формуле Сартра: "Ад - это другие". И еще, уже словами одного из своих героев: "Все мы приговорены к пожизненному заключению в собственной шкуре!" Если так, то узнать друг друга легче всего на ощупь. Универсальным и общедоступным становится язык тела...

"Рваные короткие эпизоды - кинематографическая композиция пьесы - кванты чувственности, остановки все того же трамвайного маршрута. Эмоции на пересадках даны открытым текстом и простыми словами (что безнадежно теряется в имеющемся русском переводе: где это говорится "мытарства", "что за вздор", "мне порядком нездоровится" - ничего подобного нет в оригинале). Естественный язык героев не затушевывает архетипических глубин ("возвышенный натурализм", - сказал Ирвин Шоу).

На глазах творилась новая американская мифология, и критики изощрялись, обосновывая дионисийство Стенли, обнаруживая прообразы Бланш в Персефоне, Психее, Далиле, Маргарите Готье. Публика же как проводила получасовой овацией премьеру, так и принимала все 855 спектаклей в бродвейском театре "Этель Барримур": больше двух лет без перерыва. Были Пулитцеровская премия, балет "Трамвай "Желание", пять "Оскаров" за фильм, всемирная слава..."

("Гений места". Петр Вайль)

Виталий Вульф описывал не только его драматургию, но и прозу, эессеистику Т.Уильямса: "Я всю жизнь зависела от доброты первого встречного", - говорит Бланш Дюбуа в пьесе "Трамвай "Желание"", обращаясь к доктору, который приехал, чтобы забрать ее в психиатрическую клинику. В этом жестокая ирония и глубокий смысл - герои Уильямса испытывают невероятную потребность в любви, во встрече с "другим человеком", способным "пробудить тело или душу". Эта мысль пронизывает его великие и невеликие пьесы, подчеркивая и в прозе, что на "одиночество в собственной шкуре" люди обречены с рождения, и из этой камеры-одиночки надо выйти, как бы гротескно-ничтожна ни была удушающая атмосфера зла и насилия, в которой мы живем".

http://thisrecording.com/storage/YETTD00Z.jpg?__SQUARESPACE_CACHEVERSION=1295629325735

"Стеклянный зверинец", "Трамвай "Желание", "Татуированная роза", "Кошка на раскаленной крыше", "Сладкоголосая птица юности", "Ночь Игуаны", "Орфей спускается в ад"... Жестокость и равнодушие, утонченная красота, ханжество, лицемерие и скабрезность, слабость от силы... Что еще мы о нем знаем?! Скандально откровенные Мемуары, с самоиронией повествующие о гомосексуальных наклонностях, которые ему некоторые не могут простить. Что лучший "Трамвай Желание" был с участием Марлона Брандо и Вивьен Ли, а "Кошка на раскаленной крыше" - с Элизабет Тэйлор и Полом Ньюменом. Что был нетрадиционной ориентации, и, во многом, поэтому отдельные сексуальные эпизоды кастрировались в переводах, - кое-что изымалось, заменялось на аналоги. Что цитата из Теннесси Уильямса "Молящийся за диких сердцем заперт в клетке" ("A prayer for the wild at heart, kept in cages") - тату у А.Джоли... Читайте Петра Вайля о Теннесси Уильямсе; смотрите, слушайте и перечитайте недавно ушедшего в мир иной, В.Вульфа - о Теннесси Уильмсе, переводившего его пьесы. Наконец, читайте, внимайте, смотрите со сцены самого Тенесси Уильямса, - пожалуй, главного американского драматурга, символизирующего целый пласт и эпоху американской литературы и культуры, которого любили ставить у нас в театрах, однако, подчас, из-за куцего перевода, порой, намеренно убивавшего, скрывавшего основной пафос противостояния человеческого и человечности, либидо и мортидо, - сексуальности, сублимации обостренного сознания восприятия этого несовершенного, непростого мира.

Ошибочно уподоблять и искать тайные причины, мотивацию действий, поступков его героев и героинь в приверженности самого писателя и драматурга к однополой ориентации, выводить якобы "мизантропическое отношение к женщине" из неприязни и катастрофического неприятия сильного, подавляющего характера, - как комплекса матери; желания вырваться из своего круга и т.д. Ошибочно также называть Т.Уильямса и "американским Чеховым", - русского писателя и драматурга, которого к слову, сам он боготворил. Его пьесы на стыке мелодрамы, социальной драмы и психодрамы, а герои, чаще лузеры в представлении многих сегодня, - даже побежденные вызывают гораздо больше сочувствия, симпатии, сострадания и понимания, чем гламурные, скабрезные, выпотрошенные от всего человеческого винеры, которыми упиваются сегодня. Масса цитат, - тонких и точных, полифоничных. Спорящих, на грани мизантропии и ирреальности предельно жесткого реального мира, в переломах от бед судеб персонажей. Нет, Т.Уильямс - не мрачен, просто катарсис его героев, находящихся зачастую у последней черты, прост и безыскусен, когда на последних страницах пьес "прозревают" даже слепые, чувствуя нерв и послевкусие внезапно оборвавшейся картины. Очистительный, как будто проходишь сквозь чистилище...

Из любимого, "Ночь Игуаны":

"Естественное или, наоборот, противоестественное влечение помешанной... к помешанному - вот что это было. А я в то время был самым жалким ханжой. Я и говорю: "Преклоним, дочь моя, колена и помолимся вместе". Так и сделали: опустились на колени... да вдруг упали на ковер и... Когда мы встали, я ее ударил. Да, по лицу. И обозвал потаскушкой. Она убежала. А на следующий день новость: порезала себя отцовской бритвой. "Старая дева" - папочка сохранял еще обыкновение бриться.- И насмерть?! Да нет, чуть-чуть поцарапалась - кровь еле показалась. А все-таки скандал"... "Я знаю, чаще всего люди дьявольски мучают один другого, но иногда им удается разглядеть и понять друг друга, и тогда, если они не безнадежно жестоки, им хочется помочь друг другу всем, чем могут"...

"Мы... создаем друг другу дом. Вы понимаете, что я хочу сказать? Не то, что это значит для всех, - не крыша над головой, не свой очаг. Для меня дом - это... не место, не здание... не постройка из дерева, кирпича, камня. Мой дом - это то, что связывает двух людей, то, в чем каждый из них... находит себе приют и покой"... "Всем женщинам - сознательно или бессознательно - хочется видеть мужчину связанным. Над этим только они всю жизнь и трудятся - связывают мужчину. И считают свою жизненную миссию выполненной и чувствуют удовлетворение только тогда, когда удается связать мужчину - одного или нескольких - настолько, насколько хватит сил..."

P.S. ...

ПУСТЬ БУДЕТ ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ,  ИЗ Т.УИЛЬЯМСА,
ДВА ОТРЫВКА ОДНОГО РАССКАЗА, ОДИН - ПОД КАТОМ...
ЕСЛИ ЗАХОТИТЕ, ПРОЧТИТЕ ВЕСЬ...

"Мысль, что ему не удержаться на этой работе, мучила его неотступно. Он не мог от нее отделаться. Хоть как-то забыться ему удавалось только по вечерам, с кошкой. Одним своим присутствием Нитчево разгоняла целый сонм опасных случайностей, подстерегающих его. Видно было, что кошку случайности не волнуют: все идет естественным, заранее предопределенным порядком, и тревожиться вовсе не о чем, считала она. Движения ее были медлительны, безмятежны, была в них законченная совершенная грация. Ее немигающие янтарные глаза взирали на все с полнейшей невозмутимостью. Даже завидев еду, она не проявляла никакой торопливости. Каждый вечер Лючио приносил ей пинту молока — на ужин и на завтрак, — и Нитчево спокойно ждала, пока он нальет молоко в треснутое блюдечко, позаимствованное у хозяйки, и поставит его на пол у кровати. После этого Лючио ложился и выжидательно глядел на кошку, а она медленно подбиралась к голубому блюдечку. Прежде чем приняться за молоко, она устремляла на Лючио один-единственный долгий взгляд своих немигающих желтых глаз, а затем, грациозно опустив подбородок к краю блюдца, высовывала атласно-розовый язычок, и комнату наполняли нежные музыкальные звуки ее деликатного лаканья. Он все смотрел и смотрел на нее, и ему становилось легче.

Тугие узлы беспокойства слабели, распускались. Тревога, сжатым газом распиравшая его изнутри, исчезала. Сердце билось спокойней. Он смотрел на кошку и делался сонный-сонный, впадал в забытье: кошка все росла и росла, а комната уменьшалась, уходила все дальше. И тогда ему начинало казаться, что они с кошкой одинакового размера, что он тоже кошка и лежит рядом с ней на полу, и оба они лакают молоко в безопасном уютном тепле запертой комнаты, и нет на свете ни заводов, ни мастеров, ни квартирных хозяек — крупных, светловолосых, с дразнящей тяжелой грудью. Нитчево лакала долго-долго. Порою он засыпал, не дождавшись, пока она кончит. Но потом просыпался и, ощутив у своей груди теплый комок, сонно протягивал руку, чтобы погладить кошку, и, когда она начинала мурлыкать, чувствовал, как слабо-слабо подрагивает ее спина. Кошка заметно нагуливала жир. Бока ее раздались. Разумеется, они не обменивались признаниями в любви, но оба понимали, что связаны на всю жизнь. Полусонный, он разговаривал с кошкой шепотом — он никогда не сочинял ей, как в письмах к брату, а только старался отогнать самые томительные свои страхи: нет, он не останется без работы, он всегда сможет давать ей блюдечко молока утром и вечером, и всегда она будет спать у него на кровати. Нет, ничего плохого с ними случиться не может, и бояться ей вовсе нечего. И даже солнцу, что ежедневно встает, свеженачищенное, из самой середины кладбища, не нарушить очарования, которое каждый из них вносит в жизнь другого...
Read more...Collapse )

Весь рассказ:
(http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/4523)
"...Какую маску надевает совесть
на старый лик, в каком она наряде
появится сегодня в маскараде?
Бог ведает. Послушайте балладу,
но разделите нежность и браваду,


реальное событье с чудесами -
все это вы проделаете сами.
Придется покорпеть с моим рассказом,
ваш разум будет заходить за разум,
что в общем для меня одно и тоже.
Потрудитесь. Но истина дороже..."

(Иосиф Бродский. "Шествие")

http://br00.narod.ru/704.htm

... в Духов День после Троицы, в День 70-летия Иосифа Бродского было бы сущим невежеством говорить о библейской, рождественской теме в его стихах, искать аллюзии и символы в поворотах и изломах судьбы человека, ставшего пилигримом в один конец, не любившего возвращаться, как Одисей на Итаку. Ни к спеху и ни ко времени сосредотачиваться на его прозе и лирике, переводах и эссеистике. Невозращенец, блуждая по Ленинграду, Нью-Йорку, Парижу, Риму и Венеции, когтистой кошачьей лапой проводит он по душе, оставляя раны-следы, сползая вниз полуулыбкой чеширского кота, в полурадости-полупечали. Будучи не знакомым с его личной жизнью - хватит ума не вспоминать о женщинах, которых он любил; о тех, что ему отказали; либо остались в памяти дерзким реверансом судьбы, как Марина Басманова, или alter ego неизменной маской сути, как Мария Содзани. Ни мне судить о бережном отношении к родителям, о невыносимой ревности и тяготах, доминанте в отношениях с близкими и друзьями, о ссорах и резкостях.  "Полтора кота", "Полторы комнаты", - полуторное единение счастья и печали полураспада. Мне повезло, - учась в гимназии я слушал и песни Галича, и много Бродского, с тягуче-свинцовой, литургической интонацией; играл Бродского в мизансценах "суда над ним", сквозь безликость чучела "вертикала власти", признавшей его"окололитературным трутнем" и тунеядцем. Ссылка - Высылка - Нобелевка. Мой Бродский - это конгломерат впечатлений от текущего момента, от состояния. И выбор цитат из Иосифа на сегодня, как выдавливание по капле раба. С болью сублимируя пережитое и переживаемое, здесь и сейчас, не взыщите. А что любите Вы, какой Ваш И.Б.?!

"И, Господи, что виделось, что было,
как новая весна меня ловила,
и новым колесом автомобиля
меня на переулочках давила.

И новая весна уже лежала,
любовников ногами окружала
и шарила белесыми руками
и взмахивала тонкими кругами.

Благословен приятель победивший,
благословен удачливый мужчина,
благословен любовник, придавивший
ногой - весну, соперника - машиной.

Лови, лови. Лови меня на слове,
что в улице средь солнца и метели,
что во сто крат лежащий в луже крови
счастливее лежащего в постели.

Слова Лжеца - вы скажете. Ну что же.
Я щеголяю выдумкой и ложью,
лжецу всегда несчастия дороже:
они на правду более похожи...

... Все правильно. Вы чувствуете страх,
все правильно - вы прячете свой взор,
вы шепчете вослед ему - дурак,
бормочете - все глупости и вздор.

Друзья мои, я вам в лицо смотрю,
друзья мои, а вас колотит дрожь,
друзья мои, я правду говорю,
но дьявольски похожую на ложь...

... Да, многое дала тебе любовь,
теперь вовеки не получишь вновь
такой же свет, хоть до смерти ищи
другую жизнь, как новый хлеб души.

Да, о Лжеце. Там современный слог
и легкий крик, но не возьму я в толк,
зачем он так несдержан на язык,
ведь он-то уже понял и привык
к тому - хоть это дьявольски смешно -
что ложь и правда, кажется, одно,
что лживые и честные слова
одна изобретает голова,
одни уста способны их сказать,
чему же предпочтенье оказать.
Как мало смысла в искренних словах,
цените ложь за равенство в правах
с правдивостью, за минимум возни,
а искренность - за привкус новизны.
Пусть говорит Усталый Человек.
Чего мне ждать от этаких калек,
опять пойдут неловкие стихи,
чуть-чуть литературщины, тоски;
когда-нибудь коснешься тех же мук,
и городских элегий новый звук
опять взлетит. Ну, вот и цель и хлеб:
к своим ногам вымеривать их цепь,
к своей судьбе - и поперек и вдоль
у всех у них одна и та же боль..."
(Иосиф Бродский)

P.S. ...

"Он и после смерти не вернулся
В старую Флоренцию свою.
Факел, ночь, последнее объятье,
За порогом дикий вопль судьбы...
Он из ада ей послал проклятье
И в раю не мог ее забыть,
Но босой в рубахе покаянной,
Со свечой зажженной не пошел
По своей Флоренции желанной,
Вероломной, низкой, долгожданной..."
(А.Ахматова)

"Мир - это маскарад: лицо, одежда, голос - все подделка, каждый хочет казаться не таким, каков он есть на самом деле; каждый обманывается, и никто не узнает себя..."
(Франсиско Гойя)

N.B. ...

"Я обнял эти плечи и взглянул
на то, что оказалось за спиною,
и увидал, что выдвинутый стул
сливался с освещенною стеною.
Был в лампочке повышенный накал,
невыгодный для мебели истертой,
и потому диван в углу сверкал
коричневою кожей, словно желтой.
Стол пустовал, поблескивал паркет,
темнела печка, в раме запыленной
застыл пейзаж, и лишь один буфет
казался мне тогда одушевленным.
Но мотылек по комнате кружил,
и он мой взгляд с недвижимости сдвинул.
И если призрак здесь когда-то жил,
то он покинул этот дом. Покинул."
(Иосиф Бродский)

"Какова бы ни была погода - хороша или дурна, - я привык в пять часов вечера идти гулять в Пале- Рояль. Всегда один, я сижу там в задумчивости на скамье д'Аржансона.

Я рассуждаю сам с собой о политике, о любви, о философии, о правилах вкуса; мой ум волен тогда предаваться полному разгулу; я предоставляю ему следить за течением первой пришедшей в голову мысли, правильной или безрассудной, подобно тому как наша распущенная молодежь в аллее Фуа следует по пятам за какой-нибудь куртизанкой легкомысленного вида, пленившись ее улыбкой, живым взглядом, вздернутым носиком, потом покидает ее ради другой, не пропуская ни одной девицы и ни на одной не останавливая свой выбор.

Мои мысли - это для меня те же распутницы..."

(Дени Дидро, "Племянник Рамо")


*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*

"Как-то, идя по полю, человек встретился с тигром. Он побежал, тигр - за ним. Добежав до края пропасти, он ухватился за корни дикой виноградной лозы и повис над бездной.

Тигр начал обнюхивать его сверху. Дрожа от страха, бедняга посмотрел вниз: там, далеко внизу, его поджидал другой тигр. Только лоза пока еще удерживала его. Две мыши, черная и белая, начали потихоньку подгрызать корни лозы.

Рядом с собой человек вдруг заметил спелую, сочную землянику. Держась одной рукой за лозу, другой он сорвал ягоду. Как она была вкусна!"

(Кости и плоть дзен)


*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*

"Страсти не что иное, как идеи при первом своем развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться: многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря.

Но это спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы: полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так должно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит; она проникается свой собственной жизнью, - лелеет и наказывает себя, как любимого ребенка.

Только в этом высшем состоянии самопознания человек может оценить правосудие божие."

(М.Ю. Лермонтов "Герой нашего времени")


*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*
*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*

ЗАПАД - ВОСТОК - РОССИЯCollapse )

...И на Душе ПРОСВЕТЛЕЛО,

...И Тело ВЗЫГРАЛО...

...и Дух РАСЦВЕЛ...

Полный вперед!!! - А корабль плывет!


Iveria - ARGO

Адрес ролика:
(http://www.youtube.com/watch?v=knzP6m09QuY)

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com